Великий_РО
Meddwdod ac anrhydedd! (Пьянство и честь! - валлийский)
Пролог: Темный Дар
На фронтальных иллюминаторах рос оранжево-желтый шар планеты, окруженной астероидным полем.
Коррибан, древняя родина ситхов, был все ближе…
Высокая фигура, стоящая на капитанском мостике, была облачена в непроницаемо-черный плащ с капюшоном, из-под которого виднелась жутковатая стальная маска, украшенная древними письменами. Скрестив руки на груди, фигура неподвижно наблюдала, стоя в полумраке мостика, за тем, как его вожделенная цель становится все ближе.
Бывший раб, невероятно талантливый послушник Дарта Кроноса поднялся в свои неполные тридцать лет на небывалые высоты. Самый молодой в истории Империи член Темного Совета, по мощи и умению управляться с Силой с ним могли поспорить лишь пара-тройка ситхов. Не считая самого Императора конечно.
Его пятнадцатилетний путь овладения Силой был устлан трупами врагов. В том числе трупом его учителя, Дарта Кроноса, погибшего в поединке с учеником почти восемь лет назад.
Могучий Дарт Регос явился на заседание Совета во главе преданного только ему Пятого Ударного флота. Лучшие офицеры, отборные штурмовые полки, самые современные звездолеты – вот что стояло за спиной одного из влиятельнейших людей Галактики. И когда Император пожелает наконец-то раздавить Республику, эту собранную джедаями кучку ничтожеств, он будет сражаться в первых рядах и возьмет то, что причитается ему по праву – титул наместника Галактического Ядра. А возможно, и больше…
На мостик неслышно прошла стройная женская фигурка, затянутая в серый мундир с нашивками адмирала. Поклонившись, при этом приложив правую ладонь к левой стороне груди, она почтительно произнесла:
- Милорд, Ваш шаттл подан.
Мгновение фигура в плаще еще смотрела на занявший уже весь фронтальный экран шар планеты, но затем, сделав над собой усилие, ситх повернулся к женщине.
- Отлично, адмирал. Вы полетите туда со мной.
На лице женщины на миг промелькнула тень недоумения, но лишь на миг. Щелкнув каблуками, она коротко поклонилась и отступила в сторону, пропуская своего повелителя к лестнице, ведущей с мостика. Взметнув плащ, будто крылья цвета межзвездной тьмы, фигура в плаще зашагала к автоматическим дверям, ведущим в ангар…

Маяться в приемной было тоскливо, да и небезопасно – все-таки по этикету в помещениях Совета могли находиться самое меньшее послушники, и то лишь в сопровождении своих наставников. Что уж говорить про простолюдинку, пусть и полного адмирала флота.
С другой стороны, и уходить далеко было не самым разумным решением. Как только лорд Регос выйдет оттуда, ему может что-нибудь понадобиться. В конце концов, недаром же повелитель взял её с собой сюда, в святая святых Ордена Ситхов.
«Что-нибудь понадобится»…
Милена украдкой посмотрелась в висящее на стене зеркало. Ничего так, миловидная женщина слегка за тридцать, благодаря дорогостоящей биоинженерии выглядящая лет на 25 максимум. Густые каштановые волосы собраны в косу, которая в свою очередь уложена в сложную прическу. Белая гладкая кожа, ярко-синие глаза, подобающая ситуации косметика. Парадный мундир со всеми регалиями, нашивками и орденскими колонками выгодно подчеркивает высокую грудь, брюки облегают упругие бедра, высокие сапоги вычищены до прямо-таки хрустального блеска. Если милорду снова что-нибудь «понадобится», Милена ат-Варгасер была готова…
Но через минуту боевой блеск в глазах угас и адмирал тяжело вздохнула. На повторение того, что случилось между ней и её лордом после Корусанта, рассчитывать не стоило. Он ценил её совершенно за другое. Это была не повинность простолюдинки перед дворянином-ситхом, в тот раз они были просто свободными мужчиной и женщиной, встретившимися один раз… и разошедшимися навсегда по своим социальным нишам.
Все же она приняла решение: вышла из приемной в темный коридор, уставленный мрачными статуями и увешанный имперскими знаменами, и направилась в сторону столовой для офицеров. Благо, находилась та недалеко.
В имперских официальных учреждениях дворяне и простолюдины употребляли пищу раздельно. Да что там: лорды-ситхи чаще всего предпочитали трапезничать отдельно даже от своих учеников и домочадцев. Были конечно исключения, к коим относился и владыка Регос, любивший изредка отобедать с офицерами своего флота.
В столовой оказалось крайне малолюдно. Ну понятно, выходной же, половина офицеров в отпусках, в кантине или в клубе, а вторая на дежурствах. Здесь, на Коррибане, график ненормированный. Владыки очень мнительно относятся к безопасности своей исторической родины, особенно если учесть, что, если верить словам Милорда, планета была просто пропитана Темной Стороной!
Взяв легкий обед, Милена приготовилась ждать…

Трехгранная пирамидка была сделана из странного черного материала, напоминавшего нечто среднее между костью и камнем. Сила Темной Стороны текла из нее тоненьким колючим ручейком. Стоило поднести к одной из граней руку и по коже начинали пробегать мурашки, будто от статического электричества.
- Это дар Совета достойнейшему из сынов Империи, - сладкоречиво пропел краснокожий толстяк в лиловых одеяниях имперского министра. Толстые пальцы-сосиски были унизаны перстнями, ложные щупальца на лице прошиты золотыми серьгами и жемчужинами. Но несмотря на кажущуюся неуклюжесть и даже карикатурность, этот жирдяй, как знал Корвин, мог в одиночку справиться с ротой опытных штурмовиков. И это даже не вынимая светового меча, при помощи чистой Силы. Вынув же меч…
Впрочем, буде такая возможность представится, он не собирался уклоняться от поединка с министром Рагтом. Напротив, он с удовольствием бы сошелся с ним в битве и вскрыл его чистокровное брюхо от паха до глотки!
Но нападение на министра самого Императора без повода и причины каралось очень строго, даже в отношении влиятельнейшего из членов Совета.
Он снова перевел взгляд на сомнительный дар. Тонкость ручейка Силы, текущего из него, могла ввести в заблуждение безусого неофита, но никак не гроссмейстера Темной Стороны, коим Корвин, или, как его звали в Ордене, Дарт Регос, и являлся. Мощь, заключенная в эту безделушку, внушала как минимум удивление. Как максимум – уважение и даже благоговение! Скрученная в тугую спираль Сила мелко вибрировала в недрах странного предмета, не давая понять, какую функцию краснокожие предки министра Рагта изначально заложили в черный кусок то ли кости, то ли камня.
Подарок был опасен. И его опасность вскроется в самое ближайшее время, как вопила Корвину Великая Сила. Но искушение от мощи, буквально падающей в руки, в конце концов пересилило осторожность. Мысленно поморщившись на собственную молодость и неумение устоять перед какой-то безделушкой, Корвин приподнял подарок двумя руками и, приложив ко лбу в знак благодарности Совету, протянул пирамидку ожидавшим послушникам, тут же упаковавшим артефакт в специальный контейнер.
Откинувшись на свое кресло, Корвин с равнодушным видом прихлебнул вино из своего бокала. Члены Совета всем видом показывали, как они рады угодить одному из Героев Корусанта и могущественнейшему из ситхов! Но Корвин видел их насквозь: в глазах то и дело мелькало какое-то непонятное злорадство, а ауры просто фонили плохо скрываемой ненавистью, завистью и … нетерпением.
Они что, ему бомбу подложили?! Да нет, настолько тупыми господа из Совета не были…
Ему завидовали все и всегда, сколько он себя помнил.
Здесь, на Коррибане, во время обучения в Академии ситхов, ему завидовали сокурсники. Ну как же: лучший ученик курса, непобедимый в спарринге и с огромным потенциалом во владении Силой. И лишь после нескольких «случайных» смертей на тренировках их ненависть сменилась страхом, после чего Корвина перестали задирать.
Во время послушания у Кроноса ему завидовали другие послушники и сам мастер. Хотя последний и был до последнего момента уверен, что успешно скрывает свое раздражение и ненависть к ученику. Ну еще бы, чистокровный ситх – и оказаться слабее какого-то человеческого мальчишки, пусть и весьма одаренного! Недооценив, как и многие его краснокожие сородичи, потенциал ученика в ощущении Силы, Дарт Кронос в буквальном смысле лишился головы.
Дальше была зависть его стремительному взлету и военным успехам. Талантливый генерал, жестокий воитель, харизматичный лидер, могучий адепт Силы – он уверенно шел вперед, рассовывая на нужные места верных людей.
Адмирал ат-Варгасер… Эта дуреха вначале и правда думала, что получила адмиральские нашивки из-за того случая на подбитом шаттле. Даже обиделась на такое назначение! Из кожи вон лезла, чтобы показать, что заслужила свой чин именно головой, а не… другим местом.
И ведь вот угораздило его в момент слабости оказаться наедине с одной из талантливейших своих офицеров и переспать с ней! Предпосылок к тому пока не было, но как бы она не возомнила себе чего лишнего…
Нет, подобной любовной победой впору гордиться даже ему, Герою Корусанта! Красавица, блестящий офицер, к тому же отдалась ему не ради карьеры или привилегий, а… да просто по своему желанию! Так получилось. И тем не менее…
Поначалу он откровенно забавлялся её смущением и боязнью прослыть шлюхой. Потом ему это надоело и он забыл о том случае. Больше слабости он себе не позволит.
Возвращались к шаттлу молча. Перед выходом из зала Совета он снова нацепил традиционную маску, призванную скрывать признаки Темной Стороны на лице ситха. К тому же адепт Тьмы, черпающий силу из своих страстей и эмоций, не должен был показывать своих чувств противникам – это основа основ! Во время Совета же по той же традиции маски снимались, дабы пред лицом «Империи и Императора» явить свои «искренние» чувства.
Корвин усмехнулся. Ему эта традиция нравилась. В первую очередь тем, что можно было покрасоваться молодым и красивым лицом перед рожами замшелых старперов, составлявших Совет, тем самым выжимая из них еще больше столь приятной ему зависти. Алая вязь гладиаторской татуировки и старый косой шрам совершенно не портили точеного профиля, не слишком сильно тронутого отметинами Темной Стороны. Голову Корвин брил наголо еще по старой ученической привычке: тогда имперская молодежь фанатела от Дарта Малгуса, Героя Первой Битвы за Корусант. Тот как раз брил голову наголо, и это считалось модным.
Контейнер с пирамидкой, установленный на антигравитационную платформу, к шаттлу транспортировал бортовой астродроид.
Вдруг Корвину показалось, что лучшим решением будет вот прямо сейчас, СИЮ МИНУТУ рубануть по контейнеру световым мечом и, схватив Милену за руку, сигануть с обрыва, вдоль которого они как раз шли, надеясь зацепиться за один из каменных выступов…
Но наваждение пропало так же неожиданно, как и пришло.
Он резко остановился.
Отрешиться от всего: от контейнера, от палящей пыльной жары Коррибана, от недоумевающего взгляда адмирала…
Что-то тут не так, что-то в самом деле не так! Почему он, вопреки своему обыкновению, принял столь явно опасный артефакт в дар? И от кого?! От этих злобных ублюдков из Темного Совета?! А ведь если подумать, то именно на этом заседании отсутствовали как раз те, кого он с некоторой натяжкой мог назвать «друзьями»: Дарт Перрис, Дарт Горвак, Дарт Торат… Десяток ситхов разом НЕ СМОГЛИ ПРИЙТИ НА СОВЕТ???! Исключено.
И эта чехарда с ощущением Силы… Это странное чувство неуязвимости, сменяющееся странной апатией и совершенно несвойственным ему миролюбием…
Да что происходит??!...

- Милена!
- Да, милорд!
Он назвал её по имени. Другая бы, наверное, прыгала бы на её месте от счастья, но адмирал ат-Варгасер только вся собралась, будто тугая пружина.
То, что Дарт Регос назвал её по имени – очень плохой знак!
- Милена, я полечу на своем личном корабле. Он сейчас уже транспортируется сюда автопилотом. Ты же останься здесь и проследи, чтобы все ОСТАЛЬНЫЕ дары, - тут лицо в зловещей маске повернулось в сторону защитного контейнера, - были должным образом упакованы и транспортированы.
Козырнув с непроницаемым видом, она про себя порывалась задать ему сразу тысячу вопросов: как? почему?? зачем???
Но черная мрачная фигура уже развернулась и взошла по трапу на борт, оставив своего верного адмирала в полнейшем недоумении…

Дальнейшее можно описать всего двумя словами: дешевая оперетка.
Когда его корабль (О, Сила, как давно он не управлял судном самостоятельно!) вышел на орбиту, заработал голо-терминал и возникшая на нем синяя проекция министра Рагта объявила Владыку Регоса «предателем Империи, отступником и ренегатом», ну и прочее бла-бла-бла.
Чего-то подобного Корвин и ожидал, больно гнусные рожи были у членов Совета во время заседания. Но прямо наехать на него лицом к лицу они не решались, а теракт на поверхности Коррибана ИСБ и Инквизиция будут расследовать тщательней некуда, и в случае попадалова достанется всем и по полной, независимо от статуса и прежних заслуг.
То ли дело космос, пусть даже ближняя орбита!
Корвин сразу понял, что подвох – в той самой пирамидке. Что никаких банальных бомб или «инцидентов» с отказавшими идентификаторами «свой-чужой» на шаттле, после чего он расстреливается зенитками, не будет – тем более что он перестраховался, вызвав свой корабль с флагмана. Будет мина, действующая не на банальном гексогене или другой взрывчатке. Будет покушение, достойное истинного ситха. Сила и только Сила!
Но господа Совет просчитались. Пирамидка извлечена из контейнера еще при старте, завязана на каналы Силы его собственного тела и полностью подконтрольна ему. Малейший всплеск Силы со стороны артефакта будет подавлен мощью величайшего из ситхов современности!
Он уже хотел было ответить наглой роже Рагта, как вдруг тот усмехнулся и продолжил:
- А перед этим позвольте заверить, - тут в кадре появилась Милена… стоящая на коленях, с разорванным на груди мундиром и с синяками на лице. Позади неё стоял один из послушников Совета со световым мечом наголо, - что ни один из Ваших сообщников не уйдет от правосудия! – и световой меч опустился…
За кровавой пеленой, застившей глаза Дарта Регоса, не было видно практически ничего. Ни горящей обшивки корабля, стремительно развернувшегося и резко, под совершенно самоубийственным углом входящим обратно в атмосферу. Ни внезапно раскрывшейся на три лепестка пирамидки, получившей мощный импульс Тьмы от связавшего с ней свою душу человека. Ни строчек компьютерного вируса на экране настроек голотерминала, генерирующих ложную картинку. Ни уж тем более фигурки в адмиральском мундире, в компании десятка штурмовиков с эмблемами Пятого Ударного флота отступающая под градом бластерных зарядов к древним катакомбам, карты которых их господин заставлял их учить наизусть. И конечно он не увидел, как его флот группируется для отступления и сбрасывает несколько шаттлов, которые в целости и сохранности доставляют Милену ат-Варгасер и её десантников в чрево флагмана Дарта Регоса и как Пятый Ударный тут же уходит в гиперпространство.
И не видел он слез, поневоле текущих по щекам леди адмирала с тех пор, как она увидела вспышку на месте корабля её господина.
Он увидел только черную воронку прямо перед носом корабля и досадливо подумал: «До Зала Совета не дотяну»…
А потом наступила темнота…